?

Log in

No account? Create an account

iperepelitsa


Мысли на ветер.

Вялотекущая шизофрения.


[sticky post]Приветственное.
iperepelitsa
Дневник Графомана Божьей Милостью.
Премии: "Золотое Перо Руси - 2010", серебряный лауреат.
"Астафьевская премия - 2011", лонг-лист.
Моя страница в "Журнальном зале".
Меня можно почитать на форуме под ником kaluga.
ОпубликованоCollapse )

Старая сказка.
iperepelitsa
Где-то в темном-претемном волшебном дремучем лесу
Где на каждом шагу только ужас, преграды и мрак
Держит злобный колдун во темнице девицу-красу
И не вырваться ей из темницы той мрачной никак.
У девицы хрустальное сердце в ларце золотом,
Тонких рук не поднять оплетённых чужим колдовством,
Только сильный и смелый способен ларец отыскать
И разбить на три части острейшим мечом-кладенцом.
Ты расти мой малыш, мой сынок, говорила так мать,
Добрым, смелым и сильным тебе надо стать -
Вот тогда только сможешь, мой мальчик, тот лес отыскать
Наострить кладенец и красавицу расколдовать.
Бился бабочкой белою в сумерках свет ночника
И входила та сказка в мальчишечье сердце навек
Верой в то, что красавицу только спасать -
Для того и живёт не напрасно любой человек.
Вырос он, много раз ему чудился тот самый лес,
И бросался он самую чащу под свист кладенца.
Выводил он красавиц из плена, и вёл под венец,
Не сумев отыскать по пути золотого ларца.
Так и носится где-то он, рвётся, свистит кладенец,
Поседел, облысел, приболел, и когда сильно пьян,
Плачет только о том, что не найден ларец
Или в сказке той маминой крылся какой-то изъян.

Ночь пятницы
iperepelitsa
Та ночь последняя уже за горизонтом
Неумолимо накрывает тьмой
Хрусталь вершин далёких,
А в саду веселье,
он средь друзей,Своих учеников, собрал, и внемлют
ему тринадцать братьев, - среди них предатель.
Он говорит о будущем, о боге
и бога больше в нем,
прощать он учит, сам готов прощать,
идти вперёд, покуда светит солнце
и тени коротки в саду, как летний сон.
Он говорит, он учит всех и смотрит
подолгу каждому в глаза, вселяя веру,
и верит сам, но первый знак,
дня истекающего дымка, ему на лоб ложится тенью невесомой.
Не в силах видеть выросших теней,
сплетающихся с сумерками листьев, он убегает,
Всех он в дом зовёт к последней братской трапезе. И за столом
и жертва и палач, и тот кто предал, и кто отречется -
не ведает никто. Он - знает.
И льет вино и, преломляя, хлебы он братьям раздает.
А свет в окне все меркнет, меркнет слабый свет,
последней тайной вечери его.
И с темнотой и знанием всё больше
в нем человека, и сомнений, и просьб к отцу
и откровений смерти -гаснущего света, что уводит
в мир мертвых каждого, кто жил. Один он на один с ним.
Ещё живой. Ещё он не пробит, и кованые гвозди
ещё лежат под спудом в сундуке,
и крест ещё - два древа, но ладони,
уже немеют, как на остриях, когда он принимает у Иуды чашу.
И он выходит в сад, в чернильный ад весенний,
сребренный месяц узкой полосой, как стаявшей надежды край, уходит в облака.
Он молится, в нем много человека,
так много, как бывает только перед смертью. Он просит пощадить,
но перед ним лишь смерть, немая,
приоткрыла пасть, ей отвечать не нужно,
торопиться тоже -
всё будет у неё,
Он молится, не зная, что не не вымолить себя. Он - человек.
В безмолвной скорби замерли деревья. И месяц стаял. Царство тьмы.
Он, молитва, смерть. Рок Неумолимый.
И топот кованых сандалий, звон мечей.
И он встаёт, чтобы смиренно встретить палачей.

Рэп неудачника
iperepelitsa
Новое утро, Будильник на взводе,
мелодия эта уже не в моде.
Скоро побриться, Отключили горячую,
Чайник плюется, Останусь без чаю я.
Нет пары в носках, Натягиваем что есть
Авось не заметят, Хотя - как присесть.
Рубашка мятая - Прикроем свитером
На свитере пятна - Облился кефиром.
Не вытираются
Не слизываются
Размазываются
И впитываются.
Что теперь делать? Быть в мятой рубашке?
Меня так достали Пустые промашки,
Куда не сунься Повсюду на в лад
И что бы не делал Выйдет не так!
Бегу на пределе Пот по спине
Автобус уходит Будто во сне
Бульвар весь в пробках Твою ты ж мать!
Снова заставят Отмазку писать.
"Болван Батькович, вы опоздали!
вчера, позавчера, сегодня - совсем достали!
Есть сигареты -
Спичек нет,
деньги не взял -
пропустим обед.
Очередь с матами -
В автобус не влез,
Куда не податься
Впереди кто-то есть!
Не получается выхватить, выловить, схватить минуту
Выпрыгивает, выбрасывает, брыкается будто
Жизнь, не поддается, сбрасывает в отчаянье,
Мелочи, мелочи, мелочи - ну, как же достали вы!
Молчать
не отвечать на звонки
тупо
глупо
в стену глядеть
не ощущать
не думать
не хотеть
не ждать - не переживать
не успел на электричку - чёрт с ней
заплата кончилась - черт с ней
Сигарета погасла - черт с ней
В карманах нет мелочи - черт с ней!
ничего важного нет
ничего смертельного нет
ничего нужного нет
ничего нет!
Кажется... легче
Главное - позитив
Шах и мат вам, мелочи!
Теперь - сча-стлив!
Летать! Не ползать!
Я-бодр-и-ве-сел.
Бе-гу-по-лу-жам!
Гор-ла-ню пес-ню!
Опять неудачааа... И дух на нуле -
Ботинки промокли! И дырка в носке!
Давно бы повесился с жизнью такой
Но только я знаю - в попытке любой
Порвётся веревка, сломается гвоздь,
А то и вперёд влезет кто-то другой...

Ангел.
iperepelitsa

Ночным перекрестком

В мерцании огней

Бежит светлый ангел

На зов поскорей.

Волочатся крылья,

Болтается брюхо,

Он вечно не в духе

И вечно под мухой.

На зов с поднебесья

В мир грешный спустился

Но сбился с пути

И не там приземлился.

Он вышел к вокзалу

Дорогу спросить

Ему два бомжа

Поспешили налить.

Что дальше - провалы,

Подвалы, снега

Ночного трамвая

Крутые рога.

Какие-то двери,

Какие-то люди

Стаканы, селёдка,

Нетрезвая Люда.

На утро похмельное

Снова провал

Сырое постельное...

Позже блевал.

Чуть-чуть похмелиться

Прийти бы в себя!

Но снова не вспомнить

Пропитого дня.

Подвалы, вокзалы

Он рвался, бежал

Но снова встречался

Тот, кто наливал.

И слышал он зов

Тот всё реже и реже:

Сначала под утро,

Потом лишь по средам.

“Ты ангел, небесный?”

Смеялся в ответ:

“Какой к черту, ангел.

Ведь ангелов нет”.

И только ночами

Когда никого

Тревожною птицей

Смотрел он в окно.

Он плакал, молился

И вдруг вспоминал:

“Зачем-то я нужен,

Меня кто-то звал!”

Тогда он срывался,

Бросался к дверям,

Бежал, задыхаясь

К ночным фонарям.

И вновь в перекрёстках

Крылатая тень…

И с новым похмельем

Рождается день.


(no subject)
iperepelitsa

Если б мог я сначала начать, я бы бросил курить,

Я б вставал рано утром, пил йогурт, не зная забот

Не спешил на балкон, чтобы пеплом на ветер сорить,

А листал томик Фета под скрипки томительный стон.

Если б мог я сначала начать, я б не встретил тоску

Что встает раньше дня и неслышно стоит у дверей

Пустоту площадей и тоннелей постылых в снегу

С кисло-сладким ознобом впустую прокуренных дней.

Я б, наверное, не бунтовал, и сроднился тогда

С бесконечностью мелочных мыслей, ненужных дорог,

Безответностью стынущих рук непринявших меня,
С неизбежною бренностью утренних глупых тревог.

Вот бы выбросить к черту себя и сначала начать,

Выжечь будничный яд, неудавшихся месяцев дым.

Только кажется мне, чтобы всех научить забывать,

Нужно падать на взлёте - успеть умереть молодым.

Нестареющим ликом на снимках смотреть на живых,

Не предателем детских надежд, не забывшим себя,

Улыбаясь одной только мысли, каким мог бы быть,

Если б только не начал обыденно-тихо курить.


Мечта.
iperepelitsa
И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи,… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этaже кaкого-нибудь пaлaццо, чтобы волны от проходящих лодок плескaли в окно, нaпишу пaру элегий, тушa сигaреты о сырой кaменный пол, буду кaшлять и пить, а нa исходе денег вместо билетa нa поезд куплю мaленький брaунинг и не сходя с местa вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин". Иосиф Бродский "Набережная неисцелимых"

Где-то...
iperepelitsa
... в белом поле потерянные городки - Ливны, Горностаево, Белополье, Раздоловка. Там бы затеряться, там простая, легкая жизнь. Утром вставать, раскрывать ситцевые шторки на окнах и видеть небо. Неспеша собираться, запирать свой полусонный дом и брести туманными улочками на работу, кивать знакомым, пожимать теплые ладони. И чтобы работа была для души, чтобы время ложилось на сердце гладко, чтобы в согласии и мысли, и дела. А в сумерках - домой, усталой походкой, с добром прожитого верно дня. Свет в занавесках, телевизор в горнице. Скрип половиц, отблеск уличного фонаря, крахмальные жесткие наволочки.
И тишина. Такая тишина, что слышно, как Бог в небе прислушивается к молитвам.

"Оказывается Нил Янг...
iperepelitsa
...только играл на гитаре и ничего не пел, потому что очень смущался своего голоса.
Пока не услышал Боба Дилана
" (с) Роб Ингланд.
Хочется выразить благодарность множеству литераторов, избавляющих меня от смущения писать.

Вася Ложкин. Дед мороз не пришёл
iperepelitsa
gimage_813